Интервью с Анной Циммерманн

Анна, почему ты решила стать волонтером?

После выпускных экзаменов я хотела сделать что-то на полезное для других, помочь, и заодно съездить за границу. В школе я уже немного изучала русский, и желание поехать в Россию возникло как-то само собой.

А ты говоришь по-русски?

Да, чуть-чуть… Не очень (смеется).

В общем, ты просто хотела провести год в России?

Именно, а также поделать что-то стоящее и полезное.

Что ты знала про «Перспективы» до своего приезда?

В Германии у нас были подготовительные семинары от ICE e.V. (немецкая организация), они нам и рассказали общую информацию про «Перспективы». А потом я еще посмотрела сайт организации.

Какие были представления о волонтерстве в детском доме, где проходил твой Добровольный социальный год, до приезда?

У меня особо не было представлений. Я только ожидала, что буду много времени проводить с подопечными: играть и гулять.

Ожидания сбылись?

Сбылось то, что я действительно много занималась с ребятами. Но многое было совсем не так, как я представляла.

А можешь рассказать подробнее?

До того, как приехать в Россию, я думала, что в детдоме дела идут гладко, и в целом все хорошо, что наша помощь точно будет востребована. Но в реальности все было несколько иначе. Довольно часто бывало, что нам запрещали делать что-либо. И еще случались конфликты: с персоналом, с руководством детдома и… я просто не могла знать об этом до приезда.

А как можешь оценить свой волонтерский год в целом?

Ох, это совсем не просто. В любом случае, он был очень активным и повлиял на меня. Работа, жизнь приносили мне удовольствие -- замечательный период для меня. Но, с другой стороны, я была совершенно шокирована тем, как все устроено в детдоме. Меня очень расстраивала такая обстановка дел для людей с ограниченными возможностями. Так что этот год был и прекрасен, и ужасен, все случалось.

А какое было самое прекрасное воспоминание?

Какой сложный вопрос… Если мне сейчас нужно выбрать лишь одно… Да, я помню действительно прекрасный момент. Это было примерно в начале программы, я была в детдоме и зашла в одну группу. Подошла к кровати одной из девочек, которой я помогала, а она начала улыбаться. Какой же это был теплый и приятный момент! Меня так осчастливило, что она радуется. Тем более, что она совсем нечасто улыбалась.

Спасибо, это и правда прекрасное воспоминание! А как ты смогла выстроить контакт с детьми? Ведь некоторые из них не говорят вообще.

Это происходило вполне естественно. Как обычно, когда знакомишься с кем-то. Например, когда я гуляла с подопечным, то узнавала его поближе (как он ведет себя, общается с другими людьми, что ему нравится и так далее). В то же время и подопечный знакомился со мной, все больше узнавал меня -- так и строились наши отношения и контакт.
Скажи, а какой ты увидела Россию за этот год?

По факту я была только в Санкт-Петербурге, поэтому не могу говорить про всю Россию. Но в Питере мне очень понравилось жить. Я родом из деревни и никогда раньше не жила в городе, а потому очень наслаждалась свободой и возможностями мегаполиса. Но и в целом мне понравилось. Да, люди на первый взгляд кажутся холодными, закрытыми, особо не идут на контакт. Но когда знакомишься с ними поближе, замечаешь, насколько они на самом деле добродушные и гостеприимные. Я научилась это ценить.

Было ли тебе тяжело без знания русского языка?

Я все же немного говорю по-русски, и это очень пригодилось. В остальном, всегда были люди, которые могли помочь с переводом. В детском доме среди сотрудников «Перспектив» был один человек, который поначалу все переводил, он очень помог. Еще мы много говорили по-английски -- как в проекте, так и дома, потому что английским в разной степени владели все, это был наш общий язык. Да и в свободное время я много говорила по-английски… В общем, было несложно. К тому же, в процессе повседневной жизни узнается базовая лексика языка, фразы, которые используются везде: например, в продуктовом магазине -- «спасибо», «пожалуйста».

Что помогло тебе адаптироваться в новой среде?

Мне определенно помогло то, что я общалась со многими другими волонтерами, которые находились в похожей ситуации. Это были как ребята, находившиеся в Питере, так и добровольцы из ICE, уехавшие по программам в другие страны. С ними всегда можно было поделиться эмоциями и переживаниями. В детдоме мне очень помогла команда волонтеров, я никогда не была одна, и мы действительно друг друга поддерживали. И в любом случае, языковые навыки, хоть и начальные, очень меня спасали, это многое сделало проще.

Как в этот волонтерский год тебя поддерживала отправляющая организация ICE?

У нас были подготовительные семинары, промежуточные встречи, где мы обменивались фидбэком, и заключительный семинар. На них мы анализировали происходящее, нас также готовили к тому, что ожидает впереди. Еще на этих встречах мы имели возможность познакомиться с другими волонтерами, наладить с ними связь. В течение всего добровольного года ICE всегда была контактным лицом, куда можно было обратиться в случае возникновения вопросов или проблем.

Это все происходило онлайн?

Да, верно. И вот недавно, во время пандемии, ICE, на мой взгляд, очень о нас позаботилась. У каждого узнали, нравится ли ему программа, хочется ли остаться, или, наоборот, вернуться и так далее. Они нас очень хорошо поддерживали.

Каково было прервать волонтерский год из-за пандемии и вернуться в Германию?

Это было очень грустно. Нужно было так внезапно возвращаться, никто не был к этому готов. Было крайне сложно прощаться: я уезжала назад в Германию с мыслью о том, что детский дом сейчас на карантине. Это значило, что зайти внутрь мог только самый необходимый персонал. Очень тяжело было оставлять моих подопечных в подобной ситуации. И в Германии мне было сложно, я просто не знала, чем заняться. Мне хотелось делать что-то полезное, но был полный локдаун… Поначалу я полагала, что скоро смогу вернуться в Россию, но это было невозможно. Но я в любом случае вернусь. Надеюсь, в ближайшее время.

А когда ты уехала в Германию?

Примерно в середине марта. Получается, я пробыла в России только полгода.

Да, жаль… Нам всем было не по себе. А сейчас ты общаешься с кем-то, с кем провела свой волонтерский год?

Да, с некоторыми ребятами, с кем мы вместе работали или жили. И просто с друзьями, которых я встретила в Санкт-Петербурге.

Они тоже из Германии?

Некоторые да, но не все. Еще из России, Англии, Южной Африки, Ганы.

Классно! А что бы ты, исходя из своего опыта, посоветовала волонтерам в самом начале пути? Если ну очень трудно, что делать?

Я думаю, очень помогает поговорить и поделиться своими переживаниями с людьми, которые в похожей ситуации. Это могут быть волонтеры, находящиеся в других странах. Очень важно видеть, что ты не один на один со своими проблемами. Если захочется иметь единомышленников именно в Санкт-Петербурге, то можно поискать людей, с которыми вас что-то объединяет. Есть много разговорных, читательских клубов, разных спортивных кружков и объединений, музыкальных коллективов и так далее.
А вообще -- советую просто насладиться этим временем, каждым днем, ибо порой все может кончиться быстрее, чем ожидаешь. И принимать все как есть, день за днем.
БЦ "Радиус", Волковский пр., 32, Санкт-Петербург, 192102

BC Radius, Volkovsky pr., 32, St. Petersburg, 192102

office@perspektivy.ru
Made on
Tilda